ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ЭНЕРГОПОТРЕБЛЕНИЯ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МАЙНИНГОВОГО ОБОРУДОВАНИЯ
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
Введение. В Российской Федерации до настоящее время нет нормативно-правовых актов, регламентирующих деятельность физических лиц в качестве ИП или самозанятых при проведении операций с криптовалютой. В результате чего деятельность по созданию и обороту цифровой валюты много лет не имела правового статуса, поскольку не было на него прямого запрета. Вся деятельность осуществляется без всякой регистрации, принося незаконным предпринимателям огромные доходы, которые зачастую связаны с тем или иным видом хищения электроэнергии. В 2022 году Минфин России внес в Правительство РФ законопроект о регулировании криптовалюты в том числе и ее выпуска, но он пока не принят. По неофициальным, данным с учетом исторических сложившихся условий, и наиболее низкие тарифы на электроэнергию в Российской Федерации, а также в совокупности с благоприятными низкими среднегодовыми температурами треть всех биткойнов производится на территории Иркутской области. C учетом того, что тарифы на электроэнергию для населения на хозяйственно-бытовые нужды ниже в 3-4 раза, чем для прочих потребителей недобросовестные предприниматели прибегают к различным возможностям, связанных с хищением электроэнергии на обеспечение работы майненгового оборудования. Материалы и методы. Нормативную основу исследования составляют Федеральные законы, Постановления правительства, образующие правовую основу функционировании рынков электрической энергии, caнитapнo-эпидeмиoлoгичecкoм благополучии населения, а также уголовное и административное законодательство; анализ судебной практики. Методологической основой исследования послужили частно научные методы познания: формально-юридический, сравнительно-правовой, системного анализа, познавательные методы и приемы наблюдения, сравнения, анализа, обобщения и описания; частно научные методы: формально-юридический, сравнительно-правовой. Результаты исследования. В результате проведенных исследований установлено, что из-за отсутствия единообразных критериев оценки и государственного регулирования в сфере энергопотребления суды принимают положительные решения как в пользу недобросовестных энергоснабжающих организаций, так и энергопотребителей, в роли которых выступают чаще всего физические лица. Выводы и заключения. Авторами установлена необходимость в совершенствовании действующего законодательства (по аналогии с административным законодательством) по защите энергопотребителей, пресечении незаконного использования гражданами предоставленной для бытовых целей электроэнергии на иные цели, неукоснительного соблюдения законности при получении и использовании доказательств на этапе их сбора, а также в формировании судебной практики, ведущей к восстановлению состязательности сторон. Выработка законодательной базы для пресечения незаконного использования гражданами предоставленной для бытовых целей электроэнергии на иные цели должна содержать в своем составе механизм доступа на территорию расположения энергоустановки для контроля достоверного сличения показателей ее потребления и характера шумовых нагрузок. В качестве радикального способа решения проблемы роста энергопотребления при производстве криптовалюты, завуалированного в настоящее время под потребление для отопления и горячее водоснабжение, могли бы стать альтернативные источники энергии для этих целей.

Ключевые слова:
майнинг, биткойн, хищение электроэнергии, тариф, коммунальные услуги, потреби-тель, взыскание задолженности, судебная практика, доказательная база
Текст
Текст произведения (PDF): Читать Скачать

Что такое майнинг и каковы правовые аспекты использования связанного с ним оборудования – попробуем разобраться в данной статье.

Слово майнинг происходит из английского языка (mine – шахта, mining – добыча полезных ископаемых) – деятельность по «добыче» криптовалюты, получаемой в качестве вознаграждения за расчетные мощности, используемые для нахождение новых блоков в блокчейне [1].

Первой цифровой валютой (блокчейном) стал биткоин (из английского языка Bitcoin от bit – бит, единица информации и coin – монета).

В январе 2009 г. был сгенерирован первый блок и появились первые 50 биткоинов. Процесс майнинга, с учетом используемой криптографии, был требователен к мощности оборудования, расчеты производились медленно, однако в среде энтузиастов росло понимание того, что цифровой актив ограничен в своем количестве, следовательно, возникло желание ускорить получение возможного максимума, что в 2012 г. привело к появлению узкоспециализированных устройств, выполняющих однотипные операции с существенной скоростью. Так появились первые «асики» (от английской аббревиатуры ASIC) – Application Specific Integrated Circuit», что означает «специализированная интегральная схема».

Производительность ASIC была сопряжена не только с высокой мощностью, но и высоким энергопотреблением и тепловыделением из-за высокой степени компоновки и большого числа вычислительных элементов.

Рост стоимости цифровых активов с 2017 г. привел к росту интереса к майнингу во многих странах и в особенности в регионах с низкой стоимостью электроэнергии. Таким образом, главной проблемой последних лет кроме роста цен на процессоры, является многократный рост потребления электроэнергии [2, с. 227].

С учетом сложившихся условий в Российской Федерации наиболее низкие тарифы на электроэнергию установились в Иркутской области, что в совокупности с низкими среднегодовыми температурами стало основой для тяготения отрасли майнинга к данному региону России. По неофициальным данным каждый 3-й биткойн производится на территории Иркутской области, которая стала «столицей майнинга криптовалюты» [3, с. 27].

Тарифы на электроэнергию в рамках действующей нормативно-правовой базы в Российской Федерации являются регулируемыми. При этом для населения, как потребителей, не использующих электроэнергию для извлечения прибыли, тарифы являются наименьшими (разница в стоимости электроэнергии для населения ниже в 3–4 раза, чем для прочих потребителей, и существенно варьируются в зависимости от географического положения в области).

Учитывая разницу тарифов и затраты на потребленную электроэнергию, все чаще недобросовестные майнеры стали использовать для обеспечения работы «кустарных» майнинговых ферм не промышленные мощности, а частную жилую застройку, где тариф соответствует группе потребителей «Население» [4, с. 845], а это двойная выгода за счет дешевого энерготарифа и возможности организации размещения и охраны дорогостоящего оборудования.

С учетом стечения регионального и тарифного факторов в Иркутской области наблюдается рост потребления электроэнергии частных домовладельцев, у энергоснабжающих организаций региона возникли трудности с износом оборудования (старение изоляции проводников, перегрев трансформаторов, преждевременное старение изолирующих жидкостей и перегрев проводки и т. д.), качеством поставляемой электроэнергии (просадка напряжения, перерывы в подаче электроснабжения), а также убытками, возникающими из разности тарифов для «населения» и «прочих потребителей».

Проблема серого майнинга актуальна для России, и некоторых ее регионов в том числе и Иркутской области. [5, с. 89.] В различных районах города Иркутска и Иркутской области, на земельных участках, предназначенных для ведения дачничества, огородничества или индивидуального жилищного строительства, можно увидеть контейнеры, внутри которых по тарифам, предназначенным для населения, работают «серые майнеры».

Данное явление стало не только «головной болью» энергоснабжающих организаций, но и настоящей проблемой для соседствующих с данными «майнинговыми фермами» жителями данных территорий. Этот вид предпринимательской деятельности зачастую происходит с нарушением энергетического законодательства, санитарных, противопожарных и прочих требований и нормативов. [6, с. 92].

В отличие от энергоснабжающих организаций, жители, соседствующие с «майнинговыми фермами», столкнулись и с другими проблемами: постоянный гул от вентиляторов охлаждения (например, один из распространенных «асиков» whatsminer m21s имеет энергопотребление 3 300–3 360 Вт, энергоэффективность – 56–60 J/TH, уровень шума – 75 dB [7], при максимально допустимом для человека уровне шума в дневное время – 55 дБА[1], а в ночное – 45 дБА)[2], снижение напряжения в сетях садоводств в связи с превышением расчетной нагрузки, частыми отключениями электроэнергии из-за выхода из строя энергоснабжающей инфраструктуры.

Первые обращения энергоснабжающих организаций для внесения изменений в тарифный статус потребителя основывались на данных о размещении оборудования, используемого для майнинга на территории потребителя, которые были получены путем выявления различными государственными службами при возгорании или хищении на объекте, визуально выявленных случаях переноски соответствующего оборудования и других подобных случаях.

В силу специфических особенностей данная категория дел не могла стать панацеей в борьбе с незаконным использованием майнингового оборудования, т. к. не только не гарантировала выявления всех подобных случаев, но и привела к отрицательной судебной практике. Например, ООО «Иркутскэнергосбыт» обратилось в суд с исковым заявлением к гражданину И. И. Петрову (фамилия изменена по понятным причинам) с требованиями о взыскании задолженности по оплате потребленной электрической энергии в размере около 400 тыс. руб.

В обоснование исковых требований, предъявленных к И. И. Петрову, истец указал, что плата за поставляемую электрическую энергию рассчитывалась по тарифам, установленным на основании Приказа Службы по тарифам Иркутской области на соответствующий год для населения и приравненных к нему категорий потребителей по Иркутской
области.

Правила предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов устанавливают их права и обязанности, порядок заключения договора, порядок контроля качества предоставления коммунальных услуг, порядок определения размера платы за коммунальные услуги с использованием приборов учета, а также регламентируют вопросы, связанные с наступлением ответственности исполнителей и потребителей коммунальных услуг[3].

Подпунктом 2 пункта 31 Правил обязанность производить расчет размера платы за предоставленные коммунальные услуги возложена на исполнителя. При этом в силу пунктов 36, 38, 67, 69 Правил расчет размера платы за коммунальные услуги производится в порядке, установленном этими же Правилами, но по тарифам (ценам) для потребителей, установленным ресурсоснабжающей организацией, в порядке, определенном законодательством Российской Федерации о государственном регулировании цен (тарифов).

Ответчик И. И. Петров в июле 2019 г. обратился в ОП-10 МУ МВД России Иркутское с заявлением по факту хищения 28 единиц майнингового оборудования из принадлежащего ему дома. На основании данного заявления было возбуждено уголовное дело №ххх по п. «г» ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ)[4].

На основании данной информации в совокупности с объемом ежемесячного потребления установлен факт осуществления в доме И. И. Петрова  деятельности «майнинга», в связи с чем стоимость электрической энергии по данному объекту не подлежит государственному регулированию и в соответствии с Основными положениями функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.05.2012 № 442, рассчитывается гарантирующим поставщиком по нерегулируемым ценам по первой ценовой категории[5].

С учетом проведенных мероприятий истец произвел перерасчет за потребление ответчиком электроэнергии в соответствии с показаниями, переданными потребителем, по цене из расчета, предусмотренного для категории потребителей первой ценовой категории до 670 кВт.

Ссылка истца на возбужденное по заявлению И.И Петрова уголовное дело по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, с учетом установленных по делу обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, не состоятельная. Материалы уголовного дела не содержат информации фактического использования Петровым И.И. майнингового оборудования, а лишь указывают на то, что ранее данное оборудование находилось в его доме. Само по себе нахождение оборудования на участке ответчика без предоставления соответствующих доказательств его использования не может расцениваться как потребление ответчиком электроэнергии в предпринимательских (коммерческих) целях.

С учетом изложенного, исходя из анализа нормативно - правовой документации, суд приходит к выводу о том, что для определения понятия «майнинга» не разработаны средства контроля, учета, сертификации и стандартизации. Добыча биткоинов также не подпадает под определение электронных денежных средств, которое дано в п. 18 ст. 3 Федерального закона от 27.06.2011 № 161-ФЗ «О национальной платежной системе»[6], а также не подпадает под определение платежной системы, которое содержится в п. 20 ст. 3 этого же Закона, не является иностранной валютой (п. 2 ч. 1 ст. 1 Федерального закона от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»)[7].

Таким образом, деятельность «майнинга» не подпадает под объекты гражданских прав, перечисленные в ст. 128 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)[8], в России отсутствует правовая база для регулирования платежей, осуществляемых в «виртуальной валюте», торговых интернет-площадок, биткоин-бирж[9]. Основанием для вынесения отрицательных для энергоснабжающей организации решений были связаны с отсутствием доказательной базы о включении и непосредственной работе майнингового оборудования на территории частных домовладений.

В последующем для решения возникающих проблем сотрудники энергоснабжающей организации сформировали собственные стандарты по выявлению домовладений, на которых ведется деятельность, связанная с небытовым потреблением электроэнергии. Для выявления мест предположительного майнинга сотрудниками энергоснабжающей организации по показаниям приборов учета выявляют потребителей с высоким уровнем расхода электроэнергии, после чего для осмотра энергоустановки выезжает бригада инженеров. ООО «Иркутская Энергосбытовая компания» (далее – ООО «Иркутскэнергосбыт») обратилось в суд с иском к Юрину С. А. о взыскании задолженности по оплате электроэнергии. В заявленных требованиях указано, что поставщиком осуществляется поставка электрической энергии ответчику по тарифам, установленным на основании Приказа Службы по тарифам на соответствующий год для населения и приравненных к нему категорий потребителей.

В ходе проведенных специалистом сбытовой компании исследований с использованием тепловизионного оборудования дома у Юрина С. А. выявлены признаки наличия оборудования для майнинга. Установлен выход из вентиляционных проемов воздуха с температурой более 33° С и в сопоставлении данных проверки с объемом ежемесячного потребления сделан вывод об использовании электрической энергии не для коммунально-бытового назначения. В связи с этим ответчику направлена оферта договора энергоснабжения, предусматривающая изменение тарифа по электроустановке на «третью ценовую категорию» от 670 кВт до 10 Мвт.

Представитель истца ООО «Иркутскэнергосбыт» в судебном заседании исковые требования с учетом уточнений поддержал. Представил письменные пояснения, указав, что многократное превышение задекларированного бытового потребления электроэнергии без уведомления гарантирующего поставщика об изменении состава энергопотребляющих устройств не может идти на коммунально-бытовые нужды. На основании п. 2 Федерального закона «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности»[10], котором раскрывается понятие «бытового энергопринимающего устройства», истец полагал, что использование бойлера мощностью 30 киловатт для подпитки искусственного водоема дистиллированной водой, о чем заявлял ответчик, не может быть признано потреблением энергоресурса на коммунально-бытовые нужды.

Выявленные при проведении проверок мощная система приточной и вытяжной вентиляции, сильный шум, значительное количество потребленной электроэнергии, при задекларированных сведениях о суммарной мощности электроустановок 55 кВт, потребителя-ответчика и отсутствии доказательств иных электроустановок бытового потребления с соответствующей мощностью доказывают факт использования электрической энергии в предпринимательских целях. Давая оценку представленным доказательствам в их совокупной и взаимной связи, с учетом того, что в настоящее время отсутствует правовое регулирование деятельности «майнинг», суд пришел к выводу о фактическом использовании электроэнергии в принадлежащем Юрину С. А. объекте не только для целей коммунально-бытовых нужд. Сведений о том, что ООО «Иркутскэнергосбыт» было поставлено в известность и дало свое согласие на подачу электроэнергии при осуществлении деятельности, не связанной с коммунально-бытовым потреблением, по тарифам, предоставляемым населению, материалы дела не содержат.

Расчет разницы между стоимостью поставляемой электроэнергии по тарифу «Население» и электроэнергии по тарифу «Прочие потребители» судом проверен, ответчиком не оспорен, в связи с чем задолженность по оплате потребленной электрической энергии в размере 1 645 835 (один миллион шестьсот сорок пять тысяч восемьсот тридцать пять) рублей подлежит взысканию с Юрина С. А. в пользу ООО «Иркутскэнергосбыт»[11].

Из приведенных примеров следует, что с учетом отсутствия выработки единообразных критериев оценки, а такжев связи с отсутствием государственного регулирования порядка оценки спорных факторов именно в данной области и возникают основные моменты для недобросовестных действий со стороны энергоснабжающей организации. В настоящее время у российских судей не выработано единое мнение о правовой природе майнинга [8, с. 112].

Как показывает судебная практика, судьи не особо стремятся вникнуть в суть возникших противоречий и обычно однозначно принимают сторону энергоснабжающей организации вне зависимости от имеющихся противоречий. Во время выезда для осмотра энергоустановки сотрудники энергоснабжающей организации составляют акт о визуальном осмотре и указывают выводы о виде использования электроэнергии, при этом акт составляется или единственным лицом – работником организации, либо в составе нескольких лиц, также являющихся исключительно работниками энергоснабжающей организации. Потребитель о проводимой проверке не уведомляется ни до начала проведения проверочных мероприятий, ни в их процессе, что лишает его возможности в суде ссылаться на недостоверность указанных в акте проверки указанных данных. Потребитель, в отношении которого составлен указанный акт, о выезде для осмотра и о факте составления акта до момента подачи искового заявления в суд ничего не знает. За период с момента составления акта о характере использования электрической энергии до фактического осмотра энергоустановки в период рассмотрения судебного спора потребителю выставляется счет на оплату уже потребленной электроэнергии по тарифу «Прочие». Сумма выставленных счетов в несколько раз превышает стоимость, оплачиваемую бытовым потребителем. После указанных действий энергоснабжающей организацией в соответствии с положением п. 119 «Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов»[12] потребителю направляется уведомление о наличии у него задолженности с требованием погасить образовавшуюся за спорный период задолженность (как уже было сказано, данный период составляет более 6 месяцев) в связи с применением иного тарифа. Отсутствие оплаты в течение 2 недель ведет к отключению электроэнергии.

В содержании акта о визуальном осмотре в качестве оснований, свидетельствующих о наличии признаков майнинга, указываются: наличие шума вентиляционного оборудования; выделение тепла из окон, дверей, любых отверстий в фасадах или кровли, а также от стен; наличие высокого уровня нагрузки, даже не превышающей мощность, выделенную потребителю электроэнергии по договору для личных целей.

В качестве подтверждения наличия указанных обстоятельств к актам прилагаются фотографии объекта обследования с территорий общего пользования, а также снимки с тепловизора, свидетельствующие о наличии неравномерного нагрева строений или указывающие на утечку тепла. При этом не учитывается, что утечка тепла происходит через приоткрытые окна, не плотно прилегающие двери хозяйственных построек (гаражи, сараи, птичники), через стены, происходит неравномерный нагрев внешнего периметра строения, а также тепло могут отдавать расположенные в холодных зонах подогреваемые источники водоснабжения и водоотведения и т. д.

Если даже принять в качестве доказательной базы данные тепловизионного контроля, остается не подтвержденным факт наличия или отсутствия звукового фона: наличие, отсутствие, громкость, направление звука не только ничем не фиксируется, но и не производится его частотное определение, при этом в актах указывается: «наличие шума, характерного для майнингового оборуования».

В качестве оснований для изменения тарифного статуса потребителя и вынесения решений о взыскании задолженности судами указываются: отсутствие опровержения доводов, указанных в актах проверки, а также завышенное, по мнению суда, потребление электроэнергии, при этом вне зависимости от имеющихся на территории домовладений потребителях электрической энергии их суммарное среднее потребление к учету в качестве понижающей нормы при изменении тарифа не принимается. В качестве нормы потребления, применяющейся для определения суммарного потребления домовладением, принимается сумма в 244 кВт в месяц, достаточного, по мнению энергоснабжающей организации, для нагрева горячей воды, приготовления пищи, работы бытовых электроприборов, освещения и отопления, с учетом того, что все данные действия производятся с использованием электричества, т. к. газоснабжение на территории Иркутской области не развито.

Обращает на себя внимание тот факт, что, вне зависимости от имеющихся на территории домовладений факты бытового потребления и при реальном отсутствии иных его видов, в любой момент бытовое потребление может  перерасти в «прочее» в связи с тем, что проведенное впоследствии обследование домовладения, а также иные действия потребителя, по мнению судов, не могут являться фактами, опровергающими сделанные выводы, т. к. опровержение факта небытового потребления будет касаться только текущего момента и не отменяет фактов, установленных в одностороннем акте.

Следует отметить, что форма акта, созданная энергоснабжающей организацией, содержит в своем составе разделы для внесения данных о потребителе и выраженных с его стороны объяснений, при этом проверки, проводимые в течение рабочего времени в будние дни, о проведении которых потребитель в известность не ставится, носят дискриминационных характер. В текущей ситуации, с учетом монопольного положения энергоснабжающей организации, а также попустительстве судов в части абсолютного отсутствия состязательности сторон в части предоставления доказательств о невозможности связаться с потребителем для составления двухстороннего акта осмотра, не только ставят добросовестного потребителя в состояние нарушителя, но и влекут за собой весь спектр негативных последствий для потребителя.

Также в настоящее время, в соответствии с содержанием п. 144 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства РФ от 04.05.2012 № 442 «О функционировании розничных рынков электрической энергии»[13], приборы учета подлежат установке на границах балансовой принадлежности объектов электроэнергетики (энергопринимающих устройств) смежных субъектов розничного рынка – потребителей. При отсутствии технической возможности установки прибора учета на границе балансовой принадлежности объектов электроэнергетики (энергопринимающих устройств) смежных субъектов розничного рынка прибор учета подлежит установке в месте, максимально приближенном к границе балансовой принадлежности, в котором имеется техническая возможность его установки. На границе балансовой принадлежности в настоящее время устанавливаются так называемые «умные» приборы учета, способные в автоматическом режиме передавать показания прибора учета и иные данные о потреблении напрямую в энергоснабжающую организацию, при этом никаких действий потребитель уже не производит, как не производится и сверка показаний прибора учета совместно с потребителем.

Существующая ситуация, в которой потребитель является стороной, полностью лишенной доказательной базы, способен оказаться нарушителем не только при наличии высокого энергопотребления, но и при его отсутствии. Для переведения потребителя из одной категории потребителей в другую, в соответствии с позицией судов, согласие потребителя не требуется и осуществляется поставщиком электроэнергии на основании своих «внутренних» положений. Для отнесения потребителя к другой категории, в особенности в обвинении его в майнинге, в принципе необходимо только наличие соответствующего стремления со стороны энергоснабжающей организации. Достаточно потребителю в связи с введением в эксплуатацию дополнительных отапливаемых помещений, или кратковременного занижения со стороны энергоснабжающей организации показаний приборов учета, а в последствии указание на рост нагрузки, и в отношении потребителя уже может быть составлен односторонний акт, своевременно выявить и оспорить который потребитель будет не в состоянии.

В сложившейся ситуации, с учетом тотального смещения фокуса внимания судебных органов в сторону однобоких решений требуется принятие мер по защите потребителей от произвола энергоснабжающих организаций, в числе которых не только выработка четкой законодательной основы по аналогии с административным законодательством, требующей неукоснительного соблюдения процесса получения и использования доказательств на этапе их сбора, а также формировании судебной практики, ведущей к восстановлению состязательности сторон.

Выработка законодательной базы для пресечения незаконного использования предоставленной для бытовых целей электроэнергии гражданами на иные цели должна содержать в своем составе механизм доступа на территорию расположения энергоустановки для контроля достоверного сличения показателей ее потребления и характера шумовых нагрузок. Данный аспект в законодательстве будет способствовать не только предотвращению хищения электроэнергии, но и защите права добросовестных потребителей.

В качестве радикального способа решения проблемы роста энергопотребления при производстве криптовалюты, завуалированного в настоящее время под потребление для отопления и горячее водоснабжение, могли бы стать альтернативные источники энергии для этих целей. Применительно к рассматриваемой Иркутской области это вполне реально, так как альтернативных источников энергии на территории области огромное множество. Однако их подвод и развитие невозможно без существенных капиталовложений, что не целесообразно с учетом существующей инфраструктуры электроснабжения.

 

[1] O caнитapнo-эпидeмиoлoгичecкoм благополучии населения : Федеральный закон №52-ФЗ от 30 марта 1999 г. // КонсультантПлюс : URL:http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_22481/ (дата обращения: 11.01.2023).

[2] Шум на рабочих местах, в помещениях жилых, общественных зданий и на территории жилой застройки : Санитарные нормы СН 2.2.4/2.1.8.562-96 // URL: https://meganorm.ru/Index2/1/4294851 /4294851487.htm. (дата обращения: 11.01.2023).

[3] О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов (вместе с Правилами предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов) : Постановление Правительства РФ от 06.05.2011 N 354 (ред. от 16.11.2022) // КонсультантПлюс : сайт. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_114247/ (дата обращения: 11.01.2023).

[4] Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 28.04.2023) : принят Государственной Думой 24 мая 1996 года : одобрен Советом Федерации5 июня 1996 года // КонсультантПлюс : сайт. URL: https://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_10699/ (дата обращения: 12.01.2023). Режим доступа: свободный.

[5] О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии" (вместе с "Основными положениями функционирования розничных рынков электрической энергии", "Правилами полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии») : Постановление Правительства РФ от 04.05.2012 N 442 (ред. от 30.12.2022) // КонсультантПлюс : сайт. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_130498/ (дата обращения: 11.01.2023).

[6] О национальной платежной системе : Федеральный закон от 27.06.2011 N 161-ФЗ (последняя редакция) // КонсультантПлюс : сайт. URL: http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_115625/ (дата обращения: 11.01.2023).

[7] О валютном регулировании и валютном контроле Федеральный закон от 10.12.2003 N 173-ФЗ (последняя редакция) // КонсультантПлюс : сайт. URL: http://www.consultant.ru/ document/ cons_doc_LAW_45458/ (дата обращения: 11.01.2023).

[9] Решение Иркутского районного суда Иркутской области от 10.08.2020 №2-875/2020 // URL: http://irkutsky.irk.sudrf.ru/(дата обращения: 11.01.2023).

[10] Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации Федеральный закон от 23.11.2009 N 261-ФЗ (последняя редакция) // КонсультантПлюс : сайт. URL: http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_93978/ (дата обращения: 11.01.2023).

[11] Решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 14.09.2020 №2-622/2020 // URL: http://leninsky.irk.sudrf.ru/ (дата обращения: 11.01.2023).

[12] О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов" (вместе с "Правилами предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов") : Постановление Правительства РФ от 06.05.2011 N 354 (ред. от 16.11.2022) // КонсультантПлюс : сайт. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_114247/ (дата обращения: 11.01.2023).

[13] О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии" (вместе с "Основными положениями функционирования розничных рынков электрической энергии", "Правилами полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии») : Постановление Правительства РФ от 04.05.2012 N 442 (ред. от 30.12.2022) // КонсультантПлюс : URL: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_130498/ (дата обращения: 11.01.2023).

Список литературы

1. Майнинг // Википедия : сайт. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/ (дата обращения: 11.01.2023).

2. Соломенников, П. В., Починкина, А. М., Кортенко, Л. В. Технология майнинга с точки зрения экологии и энергозатрат // Наукосфера. 2021. № 3–2. С. 226–230

3. Романова, В. В. Проблемы и задачи правового обеспечения майнинга криптовалют в энергетическом законодательстве // Правовой энергетический форум. 2022. № 2. С. 26–29

4. Прокопьева, А. О. Майнинг и потери электроэнергии: ущерб электрическим сетям // Инновации. Наука. Образование. 2021. № 47. С. 841–847.

5. Коржова, И. В. Концепция правового регулирования майнинга // Право и государство: теория и практика. 2023. № 1 (217). С. 88–95

6. Мехдиев, Р. Т. О. Правовое регулирование майнинга криптовалют в российской федерации: текущее состояние и перспективы развития // Человек. Общество. Инклюзия. 2022. № 4 (52). С. 90–97.

7. Whatsminer M21s 50 Th/s // URL: https://crazy-mining.com/ru/catalog/maynery_sha_256/whatsminer_m21s_/#offer223 (дата обращения: 11.01.2023).

8. Таряник, В. В. Майнинг как вид предпринимательской деятельности // Инновации. Наука. Образование. 2021. № 47. С. 108–113.

Войти или Создать
* Забыли пароль?